Площадь мира | Новости Дубны
№ 7| 25.02.2021
  

Архив материалов...

Расписание транспорта

Подписка ОНЛАЙН

Пример газеты в формате PDF
Перейти на сайт Компаньон и Ко

ГОЛОСОВАНИЯ



                 СВЕЖИЙ НОМЕР

17.02.2021 | Главное призвание человека
 
Очень немногим людям удается дожить до 90 лет, а достигающих этого возраста в отличной физической и интеллектуальной форме – вообще единицы. Вероятно, эти уникальные личности владеют неким "секретом долголетия". Мы обратились к главному научному сотруднику ОИЯИ профессору Геннадию Алексеевичу Ососкову с просьбой поделиться размышлениями по поводу 90-летнего юбилея, который он отметил 13 февраля этого года. Вот что он нам рассказал.
 
Я прожил долгую жизнь. Мои родители – Алексей Васильевич и Анна Измайловна – родились в начале 20 века. Мои учителя в школе и университете, которые так много сделали в становлении моей личности, родились еще в 19 веке. Я видел, как менялась страна, менялись люди, менялась жизнь. Я пережил вой­ну. Был на похоронах Сталина. Пережил и многих знаменитых людей, и многих своих близких друзей. 60 лет из своих 90 я провел в Дубне, не меняя места работы (хотя за эти годы в подразделениях, где я работал, сменилось 8 директоров). Много ездил по нашей стране и по миру. В этом году будет 67 лет счастливой семейной жизни с моей любимой женой Инной, у нас двое сыновей, четверо внуков и трое правнуков, старшему уже 17 лет.

Ученичество не заканчивается

Когда меня спрашивают, чего я достиг в жизни и как это случилось, я начинаю говорить об ученичестве. Это совсем не странно в моем возрасте. Пора ученичества не заканчивается никогда. Если человек теряет вкус и способность к познанию неведомого, становится неспособным прилагать усилия для усвоения знаний и выстраивает новое только на прежних знаниях и интуиции – значит, он теряет главное призвание человека: быть творцом и познавать истину.
Поэтому никогда не иссякнет мое чувство благодарности к Учителям, которые научили меня связно и логически мыслить и говорить, привили вкус к познанию, способность видеть красоту научных построений, помогли применять научный аппарат и достичь мастерства.
С учителями мне очень повезло в жизни. Еще в школе №9 города Коломны (куда мои родители переехали из Мордовии, когда мне было 15 лет), влияние замечательных учителей: русского языка и литературы – Зинаиды Григорьевны Ямпольской, и математики – Георгия Михайловича Горшкова, отца знаменитого адмирала Горшкова, – сыграло важную роль во всей моей дальнейшей жизни. Ямпольская, удрученная моей малограмотностью, пригласила меня и еще нескольких учеников на занятия литературного кружка, где учила нас логически мыслить, связно высказываться, писать сочинение на любую понятную тему.
Уроки выдающегося учителя Г.М. Горшкова, которому в 1947 году было уже 74 года, вовлекли в новый для многих из нас мир математики. Он не просто формулировал теоремы, а рассказывал, кто их придумал, как применить эту математическую идею, часто выходя далеко за рамки школьного курса. Учеников, которые проявляли интерес и способности, он неназойливо вовлекал в решение более сложных задач. В итоге мы прорешали множество задач для поступающих в вузы. Я влюбился в математику, решил поступать на механико-математический факультет МГУ, куда легко сдал вступительное собеседование для медалистов.
Учился в университете я тоже хорошо, во многом благодаря необходимости регулярно пересказывать смысл лекций соседям по общежитию, бывшим фронтовикам, которые за годы войны забыли школьную математику. Среди многих знаменитых профессоров, читавших в то время лекции на мехмате, студенты выделяли А.Я. Хинчина. Его лекции по математическому анализу явились для нас, первокурсников, замечательным образцом того, как надо подавать новый учебный материал, чтобы он стал понятен и по прозрачности объяснений, и по логике его подачи, дававшей нам радость понимания и подчас угадывания того, что должно следовать далее.
Позже, в 1953 году, когда я окончил МГУ с красным дипломом и поступал в аспирантуру, я очень волновался, поскольку пришлось сдавать экзамены без подготовки. Александр Яковлевич, бывший в приемной комиссии, меня ободрил, похвалил за нестандартное решение, немного подсказал, так что экзамены я сдал. Так благодаря А.Я. Хинчину я попал в аспирантуру и, когда речь зашла о руководителе, естественно, запросился к нему. Помнится, он очень удивился, сказав, что у него уже давно не было аспирантов, но, подумав, согласился, к моей радости.
Моя дальнейшая жизнь сильно изменилась. По сути, под его благотворным влиянием я из серого, в общем-то, студента (хотя отличника и спортсмена) превратился в молодого ученого, которому интересно заниматься наукой, разбираться в новых задачах, искать неожиданные подходы и не жалеть о времени, проведенном в поисках лучшего из многих решений.
Хинчин поразил меня сразу же тем, что запросто пригласил меня к себе домой для беседы и обсуждения, какой из многих задач мне будет интересно заниматься с целью написания диссертации. Потом мы с ним встречались у него дома регулярно, каждую пятницу. Для меня эти встречи были потрясающими уроками, касавшимися всего: научных подходов в теории вероятностей, выбора оптимальных путей решения научных проблем и даже общих вопросов морали, в частности, нравственных критериев поведения ученых и их отношений между собой. Под влиянием Учителя, стремясь оправдать его доверие, я работал тогда очень напряженно, но с большим удовлетворением, и быстро прогрессировал: диссертация была готова задолго до окончания срока аспирантуры.
Случилось так, что А.Я. Хинчин серьезно заболел и попросил академика А.Н. Колмогорова помочь мне с формальностями защиты. Андрей Николаевич согласился и в итоге работы со мной сделал много больше, чем обещал. Он не только помог мне исправить ряд важных недоработок в моей диссертации, но и заставил написать статью с изложением основных результатов. Он потратил целый вечер, сидя рядом со мной, и выправил весь текст, показывая, как надо правильно излагать материал научной статьи. И в дальнейшем постоянно заботился обо мне. Пригласил меня за счет кафедры на I Всесоюзную конференцию по теории вероятностей в Вильнюс и на следующую - в Ленинград. Настоял, чтобы я выступил с докладом на III Всесоюзном математическом съезде с результатами диссертационной работы. В итоге в 1957 году, в свои 26 лет, я с блеском защитился.

Непозволительно не поделиться

Достигнув какого-то уровня, мы понимаем, что, во-первых, полученный дар нельзя, непозволительно, носить с собой и не делиться, и, во-вторых, что большая работа делается многими людьми и в науке нельзя добиться каких-то успехов без команды единомышленников и подмастерьев.
Я начал преподавать еще в аспирантуре и, с перерывами, затем читал лекции и вел семинары и в Москве, и в Дубне, куда с семьей переехал в 1961 году. Было интересно объяснять так, чтобы студенты тебя понимали, и видеть, что они слушают, не отвлекаясь. Настоящее увлечение преподаванием пришло, когда мой друг Гарий Ефимов пригласил меня профессорствовать на кафедру теоретической физики Ивановского университета, куда я потом 16 лет подряд ездил читать курс "Статистическое моделирование" и вести практические занятия в компьютерном классе, подаренном университету американцами. На мои занятия – из-за возможности программировать, решая актуальные задачи анализа данных физических экспериментов, – просились десятки студентов с разных курсов.
Я выбирал из них самых умных, давал темы курсовых и дипломных работ, возил на практику в Объединенном институте ядерных исследований, и они писали отличные дипломные работы. Четверо потом поступили в аспирантуру и с блеском защитили диссертации. Мы получали новые результаты в разных направлениях прикладной математики, и некоторые публикации этих результатов 2000-х годов до сих пор цитируются в научной литературе. Когда моя деятельность в Ивановском университете закончилась, я продолжил преподавать в Дубненском филиале МИРЭА, а потом и до сих пор – в университете "Дубна".

Научная школа

Моя теперешняя должность – главный научный сотрудник – не несет административных функций, у меня нет сотрудников в подчинении, тем не менее, как-то сложилось, что вокруг меня всегда есть группа молодых людей, которым интересно со мной работать.
Мне хорошо видны проблемы, важные для нашего института, и я примерно представляю, как их решать. Новые методы прикладной и вычислительной математики привлекают молодежь, если ей объяснить, как это важно и интересно. Мои молодые коллеги со мной советуются, спрашивают, обязательно спорят, если им кажется, что их подход лучше, и вместе мы, как правило, находим правильный путь к успеху.
Научная школа – это основа процветания науки и ее развития. И очень больно смотреть, как прерывается связь времен, когда лучшие, способнейшие ученики уходят на заработки в другой город или страну "далече" и там расточают или зарывают в землю богатство своего таланта. Слава Богу, что есть все же такие, кто не поддается соблазнам и остается верен своему научному призванию.

Моя семья

Отмечу, что есть еще одна причина моего долголетия, в том числе и творческого – это моя семья. Вспоминаю: когда в 1954 году я женился, рассказал об этой перемене в моей жизни А.Я. Хинчину. Он неожиданно горячо меня поздравил с этим событием, сказав: "Теперь можно быть спокойным за бытовую сторону вашей жизни, жена будет заботиться о Вас, Вам легче будет заниматься наукой". Совершенно противоположной была реакция А.Н. Колмогорова, который очень встревожился: "А не поторопились ли Вы, не будут ли Вас отвлекать от науки все эти новые семейные отношения?.." Прошедшие десятилетия совместной жизни с моей Инной показали, что прав был Александр Яковлевич.
Если меня спросят, в чем секрет счастливой семейной жизни, отвечу всего двумя словами – ЛЮБОВЬ и ВЗАИМНОСТЬ. Однако за этими простыми словами стоит многое. Главное – это наличие общих интересов и внимание к тому, что важно для другого супруга.
Жена – спортсменка, всегда была зачинателем разных новых семейных увлечений. Всю семью она поставила на лыжи – обычные, горные, водные. Мы много ходили в байдарочные походы, всегда вместе с детьми. Она как любительница классической музыки с самого начала вовлекла меня в этот волшебный мир звуков, и до сих пор мы не пропускаем ни одного концерта в ДК "Мир".
Мы всегда делимся тем, что волнует другого. Жена у меня – гуманитарий, но когда она в немолодом уже возрасте решила защитить-таки кандидатскую диссертацию, мне было интересно разобраться в исторических проблемах ее работы, помочь скомпоновать материал логически, а также сильно сократить и сделать более понятным автореферат. В свою очередь, если она спрашивает, чем я так занят, я стараюсь понятно рассказать ей о своих сложных математических проблемах. Так, ей было интересно услышать об искусственных нейронных сетях, и как мы с моими учениками применяем их в ОИЯИ. И до сих пор я спрашиваю ее совета, когда нужно принять трудное решение, особенно в вопросах взаимоотношений с коллегами и учениками.Конечно, очень важно взаимное терпение и умение прощать.
Еще нас сплачивало и выручало в трудные моменты то, что у нас были общие близкие друзья, объединявшие нас. Когда я дважды уезжал надолго в командировки в ЦЕРН, друзья брали жену с двумя сыновьями на лето в далекие байдарочные походы, куда я им писал, и до них, к общему удивлению, исправно доходили мои яркие почтовые открытки.

Полнота жизни

Настанет день, когда меня не станет. Но пока мне удается ясно мыслить, у меня в голове зреет масса новых проектов, я окружен талантливыми учениками и многое могу им передать.
Время отдавать. И пока есть силы, я готов делиться всем, что имею. Идеями, знаниями, умениями, воспоминаниями. Готов критиковать и помогать. Готов поить чаем и выслушивать истории о жизненных трудностях. Давать советы и спешить на помощь. В этом полнота жизни и залог творческого долголетия.
 
ОТ РЕДАКЦИИ: Мы сердечно поздравляем Геннадия Алексеевича с замечательным юбилеем! Желаем еще надолго сохранить полноту жизни и ясность мысли, достичь новых научных успехов, воспитать следующее поколение учеников и встретить рождение праправнуков.
Вернуться назад

Доска объявлений

Афиша

Мы в ВКонтакте

Copyright 2002-2012 © Издательство ООО "Грань"