Площадь мира | Новости Дубны
№ 21| 27.05.2020
  

Архив материалов...

Расписание транспорта

Подписка ОНЛАЙН

Пример газеты в формате PDF
Перейти на сайт Компаньон и Ко

ГОЛОСОВАНИЯ



                 СВЕЖИЙ НОМЕР

20.05.2020 | Открывая страницы истории
Краевед Леонид Четвериков, автор книги "Подготовлена к взрыву…", продолжает знакомить нас с малоизвестными страницами прошлого современной Дубны.
 
- К счастью, вражеские войска не вошли на территорию современной Дубны, однако после войны немцев здесь было немало…
Дитер Шеллер со своей книгой "Приключения в Подберезье. Сын конструктора "Юнкерс" в России". mz-web.de- Да, действительно, здесь работали немецкие авиационные специалисты фирм "Юнкерс" и "Зибель". Их вместе с семьями привезли на Опытный завод № 1 в п. Подберезье в конце 1946 года для выполнения проектных и экспериментальных работ, начатых в Германии еще в конце войны, а также для разработки новых типов реактивных самолетов и экспериментальной сверхзвуковой летающей лаборатории. Это были гражданские лица, несмотря на то, что в фашистской Германии они работали на военную промышленность.
Менее известно, что вражеским солдатам пришлось прошагать по улицам будущей Дубны в качестве военнопленных. На левом берегу они размещались за колючей проволокой в бараках на улице Стаханова (сегодня это улица Свободы). Их задействовали в строительстве нового микрорайона для размещения семей немецких авиационных специалистов: их прибыло в общей сложности более 1500 человек, в связи с чем остро встал квартирный вопрос. Пленные немцы и венгры рубили лес, рыли траншеи для прокладывания коммуникаций, строили так называемые финские дома на 1-2 семьи. Несмотря на все усилия, к приезду специалистов строительство завершить не удалось, долгое время разобранные конструкции домов лежали под открытым небом у заводского гаража. Через год все дома были собраны, но часть из них к водоснабжению и канализации подключили только весной 1948 года, через пару лет возвели еще около десяти финских домов повышенной комфортности для семей ведущих специалистов.
Воспоминаний самих военнопленных о жизни в лагере найти пока не удалось, а вот гражданские немцы сохранили для нас отдельные эпизоды из жизни своих соотечественников.
 
Из книги:"Дитер Шеллер, приехавший в Подберезье вместе с родителями десятилетним ребенком, вспоминал позднее: "Когда на стройплощадке работали военнопленные, мы с любопытством подглядывали за их деятельностью. Рано утром они приходили колонной под охраной двух солдат… и приступали после короткой переклички к своей тяжелой работе. Чтобы объявлять паузы, один из охранников бил в "колокол" в коротком ритме церковного православного звона. Это звуковое устройство было сделано из небольшого ржавого металлического столба, на котором на крюк за кусок проволоки подвешивался отслуживший колесный диск от грузового автомобиля. Языком "колокола" служил лист железа, также закрепленный на столбе проволокой. Военнопленные, пожалуй, этот звон, сохранили в своей памяти. С другой стороны, по сравнению с тем, что им пришлось пережить на войне, свою жизнь в плену некоторые воспринимали как спасение".
 
Немецкая семья Ойлицев в Подберезье (источник - домашний архив Ойлицев). forum.dubna-inform.ru- Немецким авиационным специалистам запрещалось заходить внутрь лагеря, а также обмениваться чем-либо с пленными. Но однажды за колючую проволоку был передан мешок яблок. Заметив это, охрана яблоки не забрала и пленного наказывать не стала. А вот гражданский немец был строго предупрежден. Как часто бывает, любые запреты можно обойти – главное не попадаться: между военнопленными и гражданскими немцами шел бойкий товарообмен.
 
Из книги: "Клаус Якоб, ровесник Дитера Шеллера, вспоминал: "За забором, перед бараками, можно было наблюдать типично немецкие мотивы: маленькие ветряные мельницы, которые вращались; составленные из пестрых камней мозаики с девизами тоски по родине. Обладая художественными способностями, некоторые из военнопленных умели украсить свою скромную жизнь. Различные предметы потребления изготавливались из алюминия и продавались немецким специалистам, например, гребни или коробки для сигарет. У меня до сих пор хранится такая коробка, которой пользовался отец".
- Покидать лагерь и свободно перемещаться по поселку разрешалось только офицеру по фамилии Вагнер - старосте, назначенному советской администрацией. Одетый в военную форму вермахта, он обходил дома и квартиры немецких авиационных специалистов, собирая пожертвования. Иногда он засиживался у соотечественников, наслаждаясь забытой семейной обстановкой и женским обществом. Несомненно, жизнь военнопленных улучшало присутствие рядом с лагерем большой общины гражданских немцев, которым разрешалось вести переписку с родственниками из Восточной и Западной Германии, Франции, Америки… Советским властям явно не хотелось, чтобы там стало известно о неприглядных моментах в отношении к пленным.
У проходной завода располагалась футбольная площадка. Там часто проходили открытые футбольные матчи между венгерскими и немецкими пленными, а также между военнопленными и немецкими специалистами. Зрители, в том числе и жители поселка, с удовольствием посещали игры. Зимой на этой площадке, залитой водой, играли в хоккей с самодельными клюшками. В выходные время детей ограничивалось, так как на лед приходили взрослые обеих государственных принадлежностей. Тогда из деревенского радио звучала музыка, чаще всего знаменитый вальс №2 Шостаковича. Немецкие дети быстро пристрастились и к зимним забавам русских ребят: так же, цепляясь за крюк к бортам грузовых автомобилей, скользили за ними на коньках и так же убегали от водителей, когда те замечали "нелегальных пассажиров". А в одну из снежных зим на склоне дамбы под толстым слоем снега они вырыли огромную пещеру-дом.
О своем детстве, проведенном здесь, немецкие дети на всю жизнь сохранили очень теплые и добрые воспоминания, которыми впоследствии делились в своих книгах. Только за последние 5 лет их выпустили Клаус Якоб, Дитер Шеллер и Рената Клауснитцер. Об отдельных эпизодах нашей жизни в послевоенные годы мы, возможно, будем помнить только благодаря иностранцам. То, что казалось нам обыденным и само собой разумеющимся, чтобы писать о таких вещах, для немцев становилось ярким впечатлением.
Встреча выпускников Специальной школы №2 (Подберезье/Иваньково), 5 сентября 2019 года. Седьмой слева - Клаус Якоб, третий справа - Дитер Шеллер. forum.dubna-inform.ru
 
- Некоторые немцы спустя годы приезжали в Дубну…
- В 2018 году, побывав в Дубне, Дитер Шеллер подарил Музею истории создания крылатых ракет свою книгу "Приключения в Подберезье", а также передал местным краеведам оцифрованную кинохронику, снятую в наших краях в 1953-54 гг. работавшим здесь Георгом Бакхаусом. Увидев в музее рабочий стол А.Я.Березняка, оставшийся тому в наследство от немцев (в годы совместной работы А.Я.Березняк был заместителем главного конструктора ОКБ-2 Гайнца Рессинга), он вспомнил когда-то услышанную от родителей историю. Однажды за неимением теннисного стола Рессинг предложил для проведения соревнований свой, рабочий, ракетки и шарики были. Мальчик тогда не мог понять, как можно играть на небольшой поверхности обычного рабочего стола. И только увидев теперь его масштабы, понял, что это была не байка.
Полученное в Подберезье школьное образование Шеллер высоко оценил: оно открыло ему дорогу в престижные вузы. Сначала из-за нехватки помещений немецкие дети учились группами на квартирах. Только через год после приезда в СССР занятия начались в старом здании школы № 3, когда проживающие там немецкие семьи расселили в новое жилье. Называлась она Специальная средняя школа № 2. Директором стал Семен Федорович Коныгин, а преподавали как немецкие, так и русские учителя, в разной степени владевшие немецким языком.
По подсчетам самих немцев, в Подберезье у них родилось 57 детей. Наблюдая за русскими, они удивлялись гипертрофированной с нашей стороны заботе о детях. Одновременно, по их мнению, эта черта русского характера в 1945 году в Германии не давала советским солдатам спокойно проходить мимо голодных немецких детей, что было очень неожиданно для побежденного противника.
Дитер Шеллер вспоминает, что немцы любили у плотины собирать грибы "schopftintlingen" ("навозник белый"), у них это деликатес. В сочетании с алкоголем они ядовиты. Возможно, поэтому для нас это поганка? Немцы любили водные прогулки по морю – на байдарках, каяках и обычных лодках. Каяки делал один предприимчивый немец из подберезской общины и продавал их в среде своих соотечественников. Шеллер вспоминает, что настоящим открытием для него стал тот факт, что русские бумажные деньги имели запах: купюры мелкого достоинства пахли махоркой, а деньги крупных номиналов порой благоухали дорогими духами "Красная Москва". Немецкие деньги запаха не имели. Причина, он считает, в том, что немцы хранили разглаженные и рассортированные по номиналам купюры в портмоне, которых в то время у местных жителей не было: русские раскладывали их по карманам, где они и впитывали запах своих владельцев.
Дитер Шеллер, один из тех, кто сохранил значительный пласт истории нашего города, ушел из жизни совсем недавно - 10 марта 2020 года.
В то время с берега на берег Волги через плотину и туннель можно было пройти только по пропускам. Однако зимой часто перемещались по льду, а летом – на лодках. Считалось, что снабжение на Большой Волге лучше, чем на левом берегу, немецкие дети бегали туда в магазин. Немецкие авиаконструкторы были относительно свободны и первые год-полтора своего пребывания в СССР могли бывать на правом берегу. Постепенно посещение Большой Волги для них закрыли. Однажды одному из них удалось приблизиться к колючей проволоке, огораживающей территорию строительства будущего Объединенного института ядерных исследований, и переговорить с немецкими женщинами-заключенными, работавшими на стройке. Сколько их было, как долго они находились в лагере, в каких условиях жили – неизвестно. Немецкие авиационные специалисты оставили упоминание, что на правом берегу был и мужской лагерь бывших военнослужащих частей СС. Так что в возведении будущего ОИЯИ одновременно принимали участие и наши, и немецкие заключенные. Поэтому, когда речь заходит о памятниках строителям каких-то объектов, надо глубоко задуматься, кому может быть поставлен этот памятник.
Умерших в Подберезье гражданских и военнопленных немцев из лагеря, что располагался на современной улице Свободы, хоронили на левобережном кладбище, где уже в наши дни была построена небольшая деревянная церковь. Сохранилась фотография, где можно разглядеть порядка 10 могил, сейчас это место затерялось. И также с годами все больше стирается память о пребывании на территории современного города большого числа немцев. Уже мало кто из молодежи может сказать, где находился "немецкий магазин", "Дом Бааде", "немецкая школа"…
Евгения Штайн
 
Дитер Шеллер со своей книгой "Приключения в Подберезье. Сын конструктора "Юнкерс" в России". mz-web.de
 
Немецкая семья Ойлицев в Подберезье (источник - домашний архив Ойлицев). forum.dubna-inform.ru
 
Встреча выпускников Специальной школы №2 (Подберезье/Иваньково), 5 сентября 2019 года. Седьмой слева - Клаус Якоб, третий справа - Дитер Шеллер. forum.dubna-inform.ru
 
Продолжение следует.
Вернуться назад

Доска объявлений

Афиша

Мы в ВКонтакте

Copyright 2002-2012 © Издательство ООО "Грань"