Площадь мира | Новости Дубны
№ 46| 20.11.2019
  

Архив материалов...

Расписание транспорта

Подписка ОНЛАЙН

Пример газеты в формате PDF
Перейти на сайт Компаньон и Ко

ГОЛОСОВАНИЯ



                 СВЕЖИЙ НОМЕР

08.05.2013 | Год рождения - 1924

У меня и папа, и дед были фронтовиками, и я успел услышать и частично увидеть то, как они относились к войне. Если дед был резок в оценках, поносил Сталина за бездарность и огромные потери, то папа редко что-то рассказывал и никогда не комментировал то, как в советские времена преподносилась война. Просто смотрел молча на телеэкран, где, скажем, шла эпопея "Освобождение" или нечто подобное.

Сначала мне казалось, что он вспоминает и сопереживает в такие моменты, что это слишком личное, чтобы с кем-то делиться, даже с близкими. Но когда началась гласность и появилась информация, которая скрывалась долгие годы, - и о начале войны, и об истинных потерях, и о многом другом, я понял, что папа просто не хотел, чтобы я узнал разницу между пропагандой и уже ушедшей реальностью. Мне сейчас кажется - он думал, что если он расскажет, что такое война на самом деле, то из меня не получится настоящего патриота, что я не смогу без раздумий и сомнений идти в бой, если понадобится.

На самом деле я знал уже много. Одно из наиболее потрясающих по глубине и краткости описаний войны и грядущей победы для меня были слова одного танкиста, который сказал следующее, цитирую по памяти: "Я понял, что победим, тогда, когда в 1943 году ехал по дороге на Украине. Под гусеницами у меня хрустели кости немецких солдат, колонну которых несколько часов назад накрыли "Катюши", вся дорога была в их телах. Там, видимо, и раненые ещё были, мне их было немного жалко. Но зачем они пришли к нам? Мы гордились тем, что ехали по солдатам армии, которая считала себя непобедимой..."

...Папа родился в проклятом 1924 году. Почти все его ровесники-одногодки погибли на войне, из его класса в живых остались он и ещё один парень, изувеченный на фронте. Может быть, поэтому папа так ценил "легкость бытия" и избегал всяческих семейных обременений. А ему в войну досталось, особенно в первое время. Как юноша с полным средним, он в 1942-м был направлен в артиллеристское офицерское училище в Иркутске, где они пили хвойный отвар, чтобы не заболеть цингой из-за холода и голода.

Но доучиться не пришлось: началась Сталинградская битва, из курсантов сформировали миномётный полк и отправили туда, в самое пекло. Была зима, до левого берега добирались пешком, на ночь останавливались в оврагах, рыли в скатах щели и забирались туда по несколько человек. Многие, особенно те, кто стоял в охранении, замерзали насмерть. Жизнь полка была недолгой. "Переправились на правый, фронтовой, берег и строем двинулись по дороге, которая втягивалась в подковообразную границу леса. Как только полк прошёл подкову, немцы, которые прятались в лесу, открыли массированный перекрёстный огонь из пулемётов и пушек по беззащитной колонне, у которой кроме миномётов в руках ничего не было, - вспоминал отец. - В этой мясорубке погибли почти все, в живых осталось десять человек".

Отца спасло то, что он нёс на спине миномётную плиту, в которую попал осколок. Контуженый, он потерял сознание и упал в снег, а тех, кто ещё метался по снежному полю, немцы добили. Потом была опять переправа, но уже на левый берег, на санях, в госпиталь, где отца лечили от обморожения и контузии. После госпиталя военную специальность миномётчика пришлось сменить на наблюдателя ПВО, туда брали людей с хорошим слухом, который был у отца. Задача наблюдателя – сидеть на точке в нескольких километрах впереди батареи и при помощи специального аппарата слушать небо. Когда приближались самолёты противника, надо было на слух определить направление их движения, количество, тип самолётов и сообщить эти сведения по телефону на батарею. Думаю, что отец хорошо справлялся с этой задачей - на слух он и позже не жаловался.

Как он рассказывал, на фронте было несладко во всех отношениях до тех пор, пока не перешли границу СССР и не попали в практически не тронутую войной Европу, оставив позади разорённую, разграбленную немцами свою территорию. Дальше было проще, сытнее и комфортнее, исключая, может быть, тяжкую битву за Будапешт, когда их зенитной батарее пришлось стрелять прямой наводкой по "тиграм".

Потом были София, Белград и Вена. В Вене папа прослужил до 1947 года, его армейский стаж составил 5 лет.

Вот почти всё, что я знаю о фронтовой жизни своего папы. Немного, но вот не любил он говорить о войне, как и многие настоящие фронтовики. А 9 Мая чтил очень глубоко - видно было, как он волнуется, когда идёт на Братские могилы в пиджаке со своим скромным "иконостасом". Да и что награды: главное, что цел остался в те дни, когда жизнь солдата под Сталинградом оценивалась в полтора дня. Жизнь - главная награда для тех, кто родился, как и мой папа, в 1924 году.

Сергей Попов

Вернуться назад

Доска объявлений

Афиша

Мы в ВКонтакте

Copyright 2002-2012 © Издательство ООО "Грань"