Площадь мира | Новости Дубны
№ 45| 14.11.2018
  

Архив материалов...

Расписание транспорта

Подписка ОНЛАЙН

Пример газеты в формате PDF
Перейти на сайт Компаньон и Ко

ГОЛОСОВАНИЯ



             АРХИВ МАТЕРИАЛОВ

23.10.2013 | О древней Дубне

(Продолжение. Начало в №40, №41)

В. А. Кучкин также считал, что Дубна статьи 6642 года Новгородской I летописи старшего извода является рекой: "Полки Всеволода двигались, следовательно, по Волге и, дойдя до места впадения в нее р. Дубны, повернули обратно"54. Он только не согласился со своими предшественниками в том, что и упоминаемая в 1216 г. Дубна тоже река. Текст статьи 6724 года Новгородской I летописи старшего извода: новгородцы с торопецким князем Мстиславом Мстиславичем, его братом псковским князем Владимиром и смоленским князем Владимиром Рюриковичем "пожьгоша Шешю, и Дубну, и Къснятинь, и все Поволожье"55 можно было бы трактовать как опустошение территорий по течению рек Шоши и Дубны, что и давало основание видеть в Дубне летописного рассказа о событиях 1216 г. реку, однако упоминание Кснятина, города, а не реки, а также Поволжья свидетельствует, что новгородцы и их союзники продвигались вниз по Волге, а не отклонялись в сторону верховьев Шоши и Дубны, задерживаясь лишь в устьях этих рек, а кроме них — Нерли, где стоял Кснятин. Задержки следует объяснять наличием здесь укреплений, которые сжигали нападавшие.

Таким образом, в исторической науке с XVIII в. и до середины 80-х гг. XX в. единогласно считалось, что упоминаемая под 1134 г. в Новгородской I летописи старшего извода Дубна — это река.

Положение изменилось в 1986 г. На Ратминском городище Е. Ю. Крымовым, а позднее и начавшим здесь археологические разведки С. В. Белецким были обнаружены княжеские свинцовые печати, а также т. н. дрогичинские товарные пломбы и заготовки к ним. Находки таких артефактов редки и ценны. Они сразу же поднимают значение того археологического объекта, на котором бывают обнаружены. В появившихся в 1986 и 1987 гг. первых публикациях этих находок С. В. Белецкий писал не только о них, но вообще о ранней Дубне. По его словам, Дубна "возникает сразу как крупный город, административный и торговый центр на западной границе Ростовского княжества". Время появления — "30-е годы XII в." (в последующих публикациях С. В. Белецкий относил основание Дубны к 1132—1134 гг.56). Самое раннее упоминание в летописях относится к 1134 г., когда Всеволод Мстиславич предпринял первый поход на Суздаль. "Поскольку возвращение с половины пути в первом походе не может быть мотивировано неожиданным изменением политических симпатий или антипатий руководителей похода, — писал С. В. Белецкий, — остается полагать, что на своем пути войска Всеволода-Гавриила встретили неожиданную преграду, преодолеть которую в условиях осенней распутицы оказалось попросту невозможно. Такой преградой, на мой взгляд, явилась крепость Дубна, о появлении которой в Новгороде еще не знали или, что менее вероятно, которую не брали в расчет"57. Эти же положения С. В. Белецкий развивал и в последующих своих работах. Так появилась совершенно новая, отличная от общепринятой трактовка известия о Дубне статьи 6642 г. Новгородской I летописи старшего извода.

В исторической науке принципиально иное объяснение давно известных фактов может возобладать тогда, когда появляются новые источники. Свежие материалы, причем весьма важные, были получены С. В. Белецким в 1986 г. Но материалы эти археологические, они по-новому характеризуют древнее поселение при впадении Дубны в Волгу, а не сведения о Дубне в ранних летописных сводах. Такие материалы не могут влиять на значение слов в древних текстах, их грамматический строй, синтаксические конструкции, как не может повлиять и открытие новых письменных источников на обнаруженные археологами артефакты. С. В. Белецкий же стал читать письменные источники и трактовать их сквозь призму найденных им вещей. Ни историографией вопроса, ни изучением и сопоставлением письменных свидетельств, ни тем более лингвистической характеристикой таких свидетельств он не занимался. Его многие утверждения относительно ранней истории Дубны (Ратминского городища) представляют собой постулаты, не имеющие никакого научного обоснования и противоречащие друг другу. Так, утверждение, будто Дубна была построена на западной границе Ростовской земли, противоречит летописным данным 30—40 гг.
XII в., согласно которым эта граница простиралась далеко на запад от устья р. Медведицы и тем более от устья р. Дубны, достигая, скорее всего, устья р. Тверцы58
. Если сказанное о Дубне С. В. Белецким — истина, то возникает вопрос, с какой целью на далекой от границ относительно небольшой реке Дубне в 1134 г. стали строить город. Если он закрывал путь в глубь Суздальской земли, то почему его ставили на реке, в бассейне которой до второй половины XII в. не было никаких городов, и не ставили, например, при впадении в Волгу значительно более крупной Нерли Волжской, движение по которой вверх приводило к г. Клещину, впоследствии переведенному на р. Трубеж и получившему название Переяславль? Если отвлечься от догадок С. В. Белецкого относительно Дубны и признать существующие в науке выводы, то первым суздальским городом на правобережье Волги до впадения в нее р. Нерли будет Кснятин. А он был построен в устье Нерли. Выше разъяснено, почему. Утверждение С. В. Белецкого, будто Дубна сразу стала крупным городом и торговым центром, является голословным. С. В. Белецкий даже не использовал карты Генерального межевания XVIII в. для определения хотя бы примерной площади Ратминского городища и не указал артефактов, свидетельствующих "сразу" о торговых связях Дубны. Примерно за год до публикации о Дубне С. В. Белецкого Институтом археологии РАН, сотрудником которого являлся С. В. Белецкий, был выпущен капитальный труд "Древняя Русь. Город, замок, село". В нем городом признавалось поселение, которое одновременно имело семь основных признаков, отражавшихся в археологическом материале: 1) наличие ремесленных мастерских, признаков торговли (привозные вещи, деньги, весы), промыслы; 2) наличие административного управления (печати, пломбы); 3) предметы военного снаряжения; 4) монументальное каменное зодчество, в том числе оборонное; 5) письменность (эпиграфика, писала, книжные застежки); 6) дорогостоящие предметы обихода (украшения, посуда, утварь); 7) наличие усадеб в городской застройке, дифференциация дворов по местам, размерам и устройствам59. Как проявлялись такие признаки на Ратминском городище и проявлялись ли они там вообще, С. В. Белецкий не писал, но тем не менее настаивал на том, что Дубна в 1134 г. являлась городом. Приписывание Юрию Долгорукому основание Дубны в 1132-1134 гг., сделанное без всякого анализа письменных источников, оказывается невозможным. Как показано было выше, в те годы Юрия Долгорукого уже не было в Суздальской земле. Оценивая данные статьи 6642 г. Новгородской I летописи старшего извода, где впервые упоминается Дубна, С. В. Белецкий объявил, что у руководителей первого новгородского похода на Суздаль осенью 1134 г. не менялись их политические планы. Но как свидетельствует историография вопроса, В. Н. Татищев, М. М. Щербатов60, С. М. Соловьев, а особенно старший коллега С. В. Белецкого В. Л. Янин61 показали, что политические ориентации участников похода были противоположны и между ними имели место большие распри. Сводя неудачу похода к чисто психологическим причинам, С. В. Белецкий стал утверждать, что, подойдя к р. Дубне, изумленные новгородцы вдруг узрели крепость Дубну и тут же показали тыл. Но какой же это "сразу крупный город, административный и торговый центр" Дубна (по С. В. Белецкому), возникший на путях плавания новгородцев в Суздальщину, о котором они ничего не знали?! Одни утверждения С. В. Белецкого совершенно дезавуируют другие. Не приводит С. В. Белецкий и оснований того, почему за летописным названием Дубна скрывается именно город (он вынужден ограничиться ничего не доказывающим замечанием "на мой взгляд", но никакой взгляд не может стать основой научных заключений), а не село, волость или река, разлившаяся осенью и ставшая дополнительной преградой для новгородского войска.

Конкретная ситуация, в которой проходил первый поход новгородцев на Суздаль, ускользает от его внимания. Следует напомнить, что этот поход начался спустя несколько месяцев после промена в конце зимы - начале весны 1134 г. Юрием Долгоруким Ростова и Суздаля на Переяславль Ярополку Киевскому. За летние месяцы 1134 г. в Суздальщине должны были появиться наместники киевского князя с военными отрядами. Вот о них-то у новгородцев сведений действительно могло не быть. О киевских наместниках они, видимо, узнавали лишь по мере продвижения по Суздальской земле. И тогда становилось все яснее, что предстояла война не только с Юрием Долгоруким, но и с киевским князем Ярополком. А воевать с Киевом Новгород не мог. Киевляне сразу же прекратили бы подвоз хлеба в Новгород, который в нем очень нуждался, и тот погиб бы от голода. Показательно, что в 1137 г., когда новгородцы решили опереться на помощь черниговского князя Всеволода Ольговича, противника Ярополка, и у них из-за этого возникли напряженные, хотя и не военные отношения с псковичами, суздальцами, смолянами, полочанами, киевлянами, хлеб в Новгороде сильно подорожал, и цена на него не падала целый год62. Изменение политической ситуации в Суздальской земле после конца зимы — начала весны 1134 г. и могло стать главной причиной прекращения осеннего похода новгородцев.

Объявление С. В. Белецким Дубны, упомянутой в 1134 г., городом, имеет побочный эффект, о котором автор такого утверждения, по-видимому, даже не подозревал, когда его обнародовал. Если в выражении "воротишася на Дубнё" под Дубной понимать город, как "на взгляд" определил С. В. Белецкий, то, придерживаясь подобной логики, и Волгу, упомянутую в Лаврентьевской летописи ("на Волзё воротишася"), надо признавать городом. В таком случае как же все-таки назывался этот город: Дубна, Волга, Дубноволга или Волгодубна? И правомерно ли сравнивать его с современной Дубной хотя бы по названию?

Последнее, на чем следует остановиться, разбирая утверждения С. В. Белецкого, это на конструкции "воротитися на", употребленной при описании прерванного похода новгородцев на суздальцев 1134 г. как в Новгородской I летописи старшего извода, так и в Лаврентьевской летописи. Сочетание предлога "на" с глаголом, фиксирующем изменение направления движения, указывает на пространство, а не на точку в пространстве. Описание отхода войск, посольств, просто людей от точки (пункта) в древнерусском языке имеет другой характер: "увернулъся в Опоках", "съ Бездежа увернувся"63, но "оувернулъся на Угрё" (Угра — река)64.

Таким образом, Дубна, указанная на камне-памятнике ("Отсюда Дубна стала есть"), может быть только рекой Дубной, а отнюдь не городом.

В целом стремление представить Дубну XII - начала XIII вв. как историческую предшественницу современной Дубны не выдерживает критики. Это два разных поселения, возникших в совершенно разное время и в разных местах. Древняя Дубна, представлявшая собой, скорее, укрепленную таможню (здесь найдены княжеские печати, скреплявшие проезжие и иммунитетные грамоты, пломбы, запечатывавшие рассортированные по тюкам, рогожам и бочкам товары, заготовки для печатей и пломб), чем город, переставшая существовать за несколько столетий до появления современного города Дубна, не могла повлиять на развитие последней. При утверждении противоположного получается, что "объект М" (поселок научных работников), заложенный в 1946 г., до 22 сентября 1956 г. имел историю в неполных 10 лет, а с 22 сентября 1956 г. после включения в территорию города Дубно (еще не Дубна!) поселка Большая Волга и ряда сел, Ратмино в их числе, — историю в несколько веков. При таком подходе к истории Дубны можно ожидать, что с расширением ее городской территории, где когда-то жили, например, люди каменного века, возраст Дубны увеличится до нескольких тысячелетий и она станет древнейшим городом на Руси. Думается, однако, что подавляющему большинству жителей современной Дубны подобные суждения и утверждения покажутся алогичными.

В.А.Кучкин

54 Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X - XIV вв. М. 1984. С. 79.

55 НПЛ. С. 55.

56 Белецкий С. В. О времени основания летописной Дубны // Задачи советской археологии в свете решений XXVII съезда КПСС. Тезисы докладов всесоюзной археологической конференции. Суздаль. 1987. М. 1987. С. 36.

57 Белецкий С. В. Когда основан город? // Газета "Дубна. Наука. Содружество. Прогресс". №1 (2840) от 7 января 1987 г. С. 7.

58 Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси. С. 78-79.

59 Древняя Русь. Город, замок, село. М. 1985. С. 46.

60 Щербатов М. М. История Российская от древнейших времен. Т. II. СПб. 1771. С. 133-134.

61 Янин В. Л. Новгородские посадники. М. 1962. С. 62-72.

62 НПЛ. С. 25.

63 ПСРЛ. Т. XV. Вып. I. Пг. 1922. Стб. 45, 71.

64 Там же. Стб. 61.

Вернуться назад

Доска объявлений

Афиша

Мы в ВКонтакте

Copyright 2002-2012 © Издательство ООО "Грань"